Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:26 

Esprit d Escalier
Автор: KiraSakura
Бета: Темный ангел огня
Фендом: Наруто
Жанр: романтика, драма
Направление: Слеш
Предупреждения: AU, OOC, Яой, слащавость
Пейринг/Персонажи: Саске, Наруто
Рейтинг: R
Размер: Виньетка
Дисклеймер: Все принадлежит Масаши Кишимото
Состояние: Закончен
Разрешение на размещение: С разрешения и с ссылкой, куда выставляете


Почему-то весь мир сузился до одного-единственного цвета. Чисто-желтые листья, без разводов и дополнительных цветов, даже без грязи, медленно падали в последнем вальсе на землю. Ими было покрыто все. Деревья, стоявшие вокруг, дорожки, земля, лавочки, даже колени. Если оглянуться, то мир покажется одним желтым пятном. Вот что имеют в виду люди, когда говорят: "золотая осень". Вот только здесь она была не совсем золотая. В золоте, помимо желтого цвета, есть еще и некая примесь красного или коричневого. Оно все равно не кажется здесь таким чистым. Уже не кажется утомительным сидеть здесь, в парке, несколько часов. Саске не знал, да и очень хотел знать, как именно подобрали деревья с таким цветом листвы. Ведь сажать их должны были весной, а предугадать, какими они будут осенью, было невозможно.
Саске не помнил, когда именно забрел в этот парк, созданный рядом с больницей для тяжелобольных. Последний вид из окна перед смертью должен быть великолепным. Учиха сидел у задних ворот парка на заворошенной листвой лавочке, расслабив плечи, разглядывая оливково-черными глазами лениво плывущие по небесному океану белые, с золотистыми краями, облака. Легкий, пока еще не скованный холодом ветер мягко перебирал черные пряди его волос. Так как он сидел в самом конце парка, он вздрогнул, когда услышал шелест. Повернув голову, он увидел паренька с бронзового цвета кожей, охристо-золотистыми волосами и большими глазами цвета индиго. На вид он был немного младше Учихи и ниже ростом. Он смотрел на Саске с еле различимым любопытством, интересом и каплей настороженности. Солнце, слабо пробивавшееся сквозь кроны деревьев, отбрасывало солнечные зайчики на щеки, украшенные шрамами в виде трех полосок.
- Ты уселся на мою скамейку, - парень хитро сощурил глаза и подошел ближе.
Саске сначала замер. Голос у блондина был тихий, мягкий, обволакивающий. Да, именно мягкий. Показалось, что воздух вокруг стал плотнее, и, если захотеть, то можно спокойно плавать в нем, словно в воде. Хотя это, наверное, перенасыщение кислородом так действует на уставший мозг. Парень тем временем уже сел рядом и усмотрел на Саске.
- А меня Наруто зовут, - еле заметно улыбнувшись, оповестил он.
- Саске, - почему-то так же тихо пробормотал Учиха.
Так все и началось. Саске не помнил, когда, зачем и как именно он забрел в этот парк, но теперь он приходил сюда постоянно. График его работы позволял навещать Наруто раз в три дня. Было нелепо и глупо. Саске после встреч всегда вспоминал паутину. Паутину, которая невесомо, незаметно, но намертво обвивается вокруг его жизни. Она расколола ее надвое. Первый осколок - это душный офис, ворчащий отец, таскающаяся хвостом Сакура. Вторым осколком был освещенный неровным светом солнца парк, где на старой, но не потерявшей красоту лавочке сидит и задорно улыбается вечно веселый и смеющийся паренек. Они никогда не говорили о болезни Наруто. Саске боялся спрашивать, а сам Наруто всегда обходил эту тему. Только однажды Саске не выдержал и спросил, что с ним произошло. Вдруг стало очень неудобно. Но Узумаки так же весело улыбнулся и ответил, что это не так важно, ведь совсем скоро он вылечится. И Саске с того дня был уверен в его скорейшем выздоровлении. Ведь Наруто никогда не врал. А это значит, что он скоро выпишется из больницы. Поэтому будущее Саске не пугало. Сидя за рабочим столом и вдыхая аромат приготовленного Сакурой кофе, он часто мечтал и строил планы: как после выписки Наруто переедет к нему, как они будут счастливы вдвоем в большой, но уютной квартире, поженятся. Один раз он даже сообщил Узумаки об этих мыслях. Наруто непринужденно засмеялся и сказал, что они обсудят этот вопрос позже. С Наруто было так легко и необыкновенно хорошо, что он забывал про все, что находилось вокруг. Их разговоры не были слащавыми, пересыщенными двусмысленными фразами и заигрываниями. Просто дружескими, на более-менее нейтральные темы, но наполненные теплотой. Наруто был светлый, открытый, веселый и вечно шутящий. Саске нравилось смотреть в его светящиеся глаза, слушать голос и смех. Он вдруг понял, что не просто увлекся общительным и неунывающим пареньком. Они даже не целовались. Почему-то сидя радом и разговаривая с ним, это казалось грязным, неправильным, способным разрушить момент. Они говорили обо всем и ни о чем. Наруто рассказывал, что где-то ходит по свету его опекун, что в соседних палатах лежал Киба, Сай, Шикамару и Неджи. Киба, оказывается, похож по характеру на Наруто, но он пока не может быть таким подвижным, так как он попал в аварию на гонках, и его тело обгорело на 60%. Сай - талантливый художник, но у него случилась серьезная передозировка наркотиками, и он пока не может писать. Неджи Наруто обозвал холодным самовлюбленным ублюдком, с которым все равно интересно общаться. Он умен и образован. Но тоже не может подняться с постели, потому что получил многочисленные переломы в боях без правил. Шикамару - ленивая задница и философ, которого подстрелили конкуренты компании, на которую он работал. Наруто с таким воодушевлением рассказывал о своих соседях, что Саске казалось, будто он и сам знаком с ними, что они особенные. Саске не беспокоился о болезни Узумаки. Ведь Наруто обещал, что скоро поправится. Да и выглядел он вполне здоровым. Поэтому Саске был удивлен, когда снова пришел в парк к назначенному времени, а Наруто там не оказалось.
Узумаки Наруто умер ночью от острого гепатита С, переросшего в цирроз печени. Не зря его называют ласковым убийцей, болей практически не наблюдалось. Почти.
Солнце потухло, но оно было не способно за собой потушить жизнь. В парке на лавочке, среди деревьев находиться стало невыносимо. Они стали слишком чистыми. Разбивать костяшки о стены и кусать подушку в тайне ото всех. Нацепить маску равнодушия ко всему происходящему. И медленно холодеть внутри от пустоты. Это все, что оставалось делать.

URL
Комментарии
2010-05-19 в 01:10 

Настоящая человеческая фасоль
Я этот прием встречал только у одного человека. Мы оба его знаем, но это не важно. Черт. Как же классно снова читать такое. Когда она перестала писать, я долго не мог спокойно это выносить. Теперь буду наведываться сюда.

   

Out of my mind

главная